Марыся (marblsa) wrote,
Марыся
marblsa

Тереза Мария Батиста, уставшая воевать

Тереза Мария разведена, имеет сына-растрепу и егозу, депрессию и страстное желание переехать туда, где без нас плохо. Возраст Христа впереди, список не сложившихся отношений и распавшийся брак позади, что делать с этим багажом - не понятно. Со времен института, Тереза Мария имела репутацию волоокой газели, которую кроме книг и карьеры ничего не интересовало, а вот - поди ж ты: и бога насмешила, и сама «насмеялась».
Сейчас Тереза сидит в баре, пьет абсент, догрызает дужку очков. Очень ей хотелось бы подумать о чем-то осмысленном, настроить планов, но мысли разлетались как ртуть из разбитого градусника. «Что было, что будет, чем сердце успокоится?» - вертится в голове у Терезы.

Напротив нее, за стойкой сидит мужчина. Смотрит на нее во все глаза. Он узнал в Терезе свою институтскую любовь, и сердце его ухает вниз, в пятки. «Сердце ухает, как в колодце. Да их, кажется, все четыре по телу бьется», - всплывают в сознании строчки стихотворения.
«Волосы остригла, - подумал он, - уставшая, но все еще девчонка!» Надо как-то собраться, подойти, но рубашка взмокла, ноги прилипли к полу, а слова бешено мечутся в сознании и тут же отметаются за их убогостью и обыденностью.
Тереза обводит невидящим и мутным взглядом бар, замечает плечистого невысокого мужчину, потягивающего «Лайфройг». Этот бар ей не по карману, он и раньше, в молодости, был ей недоступен. Раньше ее это раздражало, теперь она заходит в него в последнюю пятницу месяца пропустить один-другой коктейль и просто побыть в одиночестве. Смешно, но этот переполненный людьми бар, в деловом квартале, место проведения деловых встреч и знакомств на один вечер, представлялся ей лесом, в кронах которого галдят птицы, а где-то на отшибе журчит ручеек легкой музыки. Тереза знала, что она не котируется в этом баре ни для бизнесменов при деле, ни для бизнесменов на отдыхе - ее никто никогда не беспокоил. Бармен знал девушку в лицо, знал, что она пьет, и придерживал для нее из симпатии местечко в углу зала, ровно на одного.
Мужчина за стойкой теребил часы и постоянно трогал переносицу, хотя очков никаких и в помине не было. Жест его показался Терезе смутно знакомым, но воспоминаний не вызывал.
Мужчина попросил меню и принялся, прикрываясь им, наблюдать за Терезой. Тонкая, непропорционально длинная спина с выпирающими позвонками с течением времени превратилась в подтянутую. Черты лица стали острее, хищнее, а глаза несчастнее. Появились очки. Тереза всегда была как кошка перед прыжком, такой он ее помнил в своем сердце. Шампанское показалось хорошей идеей: он подманил официанта, сделал заказ и повернулся к ее столу, чтобы указать, кому адресован напиток.
За столиком никого не было.
Tags: sexual, зарисовки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment