Category: еда

Тулуп, ступеньки и жасмин

Мой первый дом был частным. Бабушка по распределению получила его половину и жила там с моим отцом. А потом он взял, вырос да и из армии вернулся. Обзавелся женой на радостях, ребенка запланировал. Вся честная компания размещалась в этом доме в ожидании меня. Дом, как мне тогда казалось, был большим и таинственным. Стены его всегда были белыми, а крыша, завалинка и наличники - коричневыми. Он был такой бабушкой в круглогодичном тулупе, валенках и шали: уютный, родной, а внутри него всегда жили забота и тепло.
Чтобы попасть внутрь, нужно было взобраться на ступени крыльца. Ступени были высокими, вызывали азарт. и предвкушение! Летом было приятно валяться на них, вбирая всем телом тепло дерева, а зимой приходить в себя после катаний на горке, осенью - сидеть и болтать ногами под дождем, весной - нюхать цветы с ближайшей грядки. Преодолев их, попадаешь во всегда прохладные сени - самую загадочную комнату в доме. Там была и плита на газовом баллоне, потому что летом сени были летней кухней, и все колдовство зимних солений и варений вершилось там. Здесь же хранились салазки и ледянки зимой, а если верить папе, то там же я и спала ночами, когда была совсем несмышленым головастиком. Из сеней попадаешь в холл. Он же кухня. Он же гостиная. Он же столовая. Тут происходила жизнь: тут жила я и все мое игрушечное государство, тут жила родительская библиотека, тут происходили обеды и ужины и праздновались праздники. За стеной была узкая родительская спальня. Она была так узка, что кроме полутороспальной кровати и пары портретов там не помещалось ничего.Это очень помогало прыгать на кровати и отталкиваться от стен! Первые полеты в небо на крыльях и на самолете были совершены именно там! Однажды мой дельтаплан очень неудачно приземлился на спинку кровати, и теперь для знающих людей я немножечко Гарри Потер.
А чтобы попасть на бабушкину «половину», нужно было вернуться обратно в сени и пройти по холодному коридору вглубь. Там всегда было темно и кто-то шуршал. Но эта экспедиция того стоила! У бабушкиной спальни была тяжелая утепленная дверь, высокий порог, деревянный пол и высокая кровать с периной. Это вам не мамины пружины. В эту кровать надо было падать с горы, отвернувшись спиной к реальности и доверившись судьбе. А потом лежать и таять, замирая от удовольствия. А перина затягивала тебя в себя, а ты все больше проваливался, пока совсем не засыпал, а утром досадливо просыпался в своей кроватке! У бабушки был свой письменный стол, своя настольная лампа, вышитые картины по стенам и теплые крестовины окон, круглогодично лежащие на полу. Поначалу я умещалась в один квадрат, но потом пришлось с ними как-то иначе договариваться. Я любила помогать маме мыть полы. Делала это я всегда в бабушкиной комнате и на пол пути оставалась жить под столом с очередным шерстяным носком и покрывалом для подушек.
А за окнами цвела акация, сирень и жасмин...

(no subject)

лето!

Я хочу утонуть в воспоминаниях о тебе

Хочу сесть на диванчик и поджать ноги. Взять чашку душистого черного чая и баночку варенья из грецких орехов. Открыть свою записную книжечку на 15 странице и писать, глядя в твое французское окно от пола до потолка. Сегодня выходной и никуда не нужно спешить. Ты приедешь и мы выпьем по стаканчику руби 96-го, нашего любимого года. Моя кошка будет урчать и тыкаться носом в щёки и в пятки. Легкий туман в голове и холод на улице, для контраста. Новое постельное белье холодит кожу и приятно скользит по телу, когда ты, срывая покрывало, кладешь меня на кровать. Да, у нас наконец-то кровать. Я не замечаю, когда в комнате появились цветы и свечи, но они есть и внутри становится очень тепло. Бархат поцелуев, пузырьки внизу живота, закрытые глаза и мерцающая темнота. Тотальное счастье и гармония. Все правильно, все на своих местах и мир прекрасен. Я засыпаю, а ты шепчешь что-то на ухо.
mause

(no subject)

Она сидела на подоконнике и болтала ногами. Ночь воздух приобретает свою особенную плотность. В нем можно увязнуть, или как в плохом сне, медленно медленно сквозь него прорываться в поисках выхода. Все ж знают, что выход есть. Ну да, и она тоже знала. И то, что ангелы вроде есть, но их нет. Ну про это так вообще все знают. А мама печет пирожки с малиной. Пирожки с малиной это однозначно вкусно. Не то что вот эта самая сигарета. Но сигарета была его, и поэтому её нельзя было не курить.
Вообще, вы замечали, что вещи своих любимых так и хочется носить, пользовать, спать с ними? Независимо от того плюшевый ли это медведь (хотя плюшевых медведей никто давно не делает, но клише никто не отменял, правда же?), или лэптоп. Главное, чтобы было ощущение, что любимый/ая рядом.
Пирожки остыли, сигарета истлела, а с подоконника слазить так и не хотелось. Так бы вот сидеть всю ночь и болтать ногами. И стихи ещё писать. Все влюбленные всегда пишут стихи. И они кажутся талантливыми! Правда в основном таковыми они кажутся объекту посвящения, да другим таким же влюбленным.
Нога с трудом движется от стены, сквозь темноту, и не понятно должна ли она во что то упереться. Жаль, что физические возможности ограничивают размах ноги. Она затянулась и в который раз подумала, что пора начать медитировать и возобновить занятия йогой. Или тантрой. Расширить сознание и успокоить голову. Говорят, помогает. Хотя такую голову сложно успокоить. 1000 мыслей в минуту - неиссякаемый поток. Мой сосед говорит, что лучше бы мне писать книги с таким мощным мыслепотоком. Но тогда придется купить мыслеуловитель - так быстро писать я не умею.
А вот и звонок в дверь. Оранжевый огонек полетел вниз, как будто для него плотность ночного воздуха та же, что и днем.
Надо поставить чайник и пойти за вечерней дозой бабочек.